ДИПЛОМНІ КУРСОВІ РЕФЕРАТИ


ИЦ OSVITA-PLAZA

Реферати статті публікації

Пошук по сайту

 

Пошук по сайту

Головна » Реферати та статті » Фізика » Фізика метеоритних явищ

Исторический обзор исследований по физике метеоров
В истории развития взглядов на физику метеорных
явлений можно выделить два аспекта: динамический,
т. е. описание закономерностей движения метеороидов в
атмосфере, и собственно физический, т. е. исследование
физических процессов при взаимодействии метеороида с
набегающим потоком воздуха.
Динамические исследования полета метеоров начались
еще в XIX в. Этой проблемой занимался в 1865—1871 гг.
Дж. Скиапарелли [461], в 1884 г.—И. А. Клейбер [100],
который вывел уравнение торможения метеороида
dv _ , spy2 (9 ,.
v 17 ~ - h ~м^ (2.1)
тде и, М, S — скорость, масса и площадь миделя
метеороида; р — плотность атмосферы; х — координата вдоль
траектории; к — некоторый коэффициент. Это уравнение
без труда приводится к каноническому виду
M%- = -kSpv>, (2.2)
откуда ясно, что коэффициент к соответствует по
физическому смыслу употребляемому в современной теории
коэффициенту сопротивления Г. Однако IT. А. Клейбер
полагал для сферы к — 0,05, тогда как в настоящее
время полагают 0,5 < Г < 1,5.
§ 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
13
Дж. Скиапарелли, И. А. Клейбер и некоторые другие
авторы пытались еще в XIX в. использовать наблюдения
метеоров для определения плотности и давления
верхних слоев атмосферы.
Зная скорость метеора Vi в любой точке его пути,
начальную скорость Vq, угол наклона траектории z и задав
плотность метеороида б и его радиус Д, можно было,
проинтегрировав (2.1) от верхней границы атмосферы до
данной точки, получить давление и плотность атмосферы
в этой то*ше. Недостатком этого метода является
предположение о постоянстве радиуса тела R (или, точнее,
отношения M/S), т. е. пренебрежение потерей массы. Это
предположение сводит на нет возможность применения
этого метода. Кроме того, во времена Клейбера не умели
определять скорость метеора с приемлемой точностью;
все наблюдения метеоров велись визуальным методом.
На рубеже XIX и XX вв. появилась серия работ
И. В. Мещерского [156] о движении тел с переменной
массой. Теория движения тела с переменпой массой
имеет прямое отношение к динамике метеороидов, и можно
только удивляться, как И. В. Мещерский не обратил
внимание на столь выигрышный для его задачи пример.
В работах И. В. Мещерского рассмотрен как общий
случай движения тела переменной массы в
сопротивляющейся среде, так и частный случай движения
материального тела в среде, оказывающей сопротивление,
пропорциональное квадрату скорости, причем массу М
и коэффициент сопротивления к (в современных
обозначениях к = Гр5) он считает заданными функциями
длины пройденного пути, а реактивным ускорением
отделяющейся массы пренебрегает. Полученное им уравнение
практически эквивалентно современной форме
уравнения торможения метеора *).
Стоит отметить, что квадратичный закон
сопротивления, известный еще со времен И. Ньютона и
используемый в работах И. А. Клейбера и И. В. Мещерского, стал
через 40—50 лет после публикации первой из них
предметом оживленной дискуссии [7, 419], и лишь в 40-х го-
*) Применение формул PL В. Мещерского к задаче движения
метеороидов в атмосфере было рассмотрено в 1952 г. Л. Л. Ката-
севым [91].
14
ВВЕДЕНИЕ
дах нашего века стало ясно, что он полностью применим
к космическим скоростям. Резкое увеличение
сопротивления на околозвуковых скоростях, смущавшее ученых
20—30-х годов, связано с эффектами «звукового барьера».
В 1922 г. задачу о движении метеоров в атмосфере
рассмотрел в двух работах В. Г. Фесенков [235, 236].
В первой работе рассматривался вопрос о захвате
метеорных тел атмосферой Земли. После обсуждения вопроса
о законе сопротивления В. Г. Фесенков принял
квадратичный закон. Интересным результатом этой работы
является вывод о существовании «коридора захвата» между
высотами 100 и 108 км, где происходит захват
метеорных частиц диаметром 0,5 мм со средней скоростью
40 км/с на орбиты спутников Земли. Этот вопрос
изучался еще в 1891 г. И. А. Клейбером [1011, но как Клейбер,
так и Фесенков не учитывали потери массы метеороидом
за счет испарения и получили неверные результаты.
В том же 1922 г. была опубликована работа Э. Эпика
[420], в которой, пожалуй, впервые было получено
соотношение между переменной массой и скоростью метеоро-
ида. Эпик показал, что нельзя рассматривать торможение
метеороида, не учитывая изменения его массы, которая
убывает гораздо быстрее (по отношению к начальному
значению), чем скорость. На основании выведенных им
соотношений Эпик сделал первые оценки массы и
размеров метеорных тел, показав, что массы метеороидов,
создающих явление метеора 2-й звездной величины —
порядка миллиграммов, а их размеры — порядка
миллиметров. В той же работе Эпик доказал, что свечение
метеора создается не самим твердым телом, а окружающей
его газовой оболочкой, температура которой может
достигать 7000 К. Интенсивность наблюдаемого излучения
метеора, по Эпику, пропорциональна скорости испарения
метеороида.
Работа Э. Эпика была использована впоследствии
(в 1934—1935 гг.) советскими астрономами И. С. Аста-
повичем, Н. Н. Сытинской, С. Г. Натансоном, А. Б.
Северным для развития метеорного метода исследования
стратосферы [7, 167, 191].
Спустя год, в 1923 г. появилась известная работа
Ф. Линдсмана и Дж. Добсопа [368], которая считается
первой попыткой создать законченную физическую тео-
§ 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
15
рию метеорных явлений. Линдеман и Добсон полагали,
что по характеру взаимодействия метеороида с
атмосферой нужно рассматривать два режима: на верхнем
участке пути (выше ~95 км) метеороид испытывает удары
отдельных молекул воздуха, на нижнем впереди тела
образуется подушка сжатого воздуха, поскольку отлетающие
молекулы тут же сталкиваются с набегающими
молекулами. Линдеман и Добсон полагали, что начало свечения
метеоров происходит одновременно с образованием
газовой подушки перед метеороидом, причем сжатие газа и
его нагревание происходят адиабатически.
Теория Линдемана и Добсона была неверна в своей
основе, поскольку сжатие газа перед метеороидом,
летящим со скоростью в десятки километров в секунду, не
будет адиабатическим. Кроме того, на тех высотах,
которые рассматривали Линдеман и Добсон, для тел
миллиметровых размеров воздух нельзя рассматривать как
сплошную среду. Взаимодействие метеороида с
атмосферой на верхнем участке (где, по их же мнению, играют
роль удары отдельных молекул) Линдеман и Добсон не
рассматривали.
Несмотря на недостатки теории Линдемана и
Добсона, ее пытались- применять в 1926—1935 гг. М. Радако-
вич [439], Н. М. Штауде [251], Н. Оболенский [175].
С другой стороны, уже в 1926 г. была опубликована
статья К. Спарроу [469], содержавшая обоснованную
критику исходных положений этой теории. По мнению
Спарроу, нужно рассматривать нагревание метеороида
не сжатой подушкоц горячего воздуха, а за счет
неупругих ударов отдельных молекул. Спарроу получил
правильную формулу для потока энергии, передаваемой ме-
теороиду, однако, он ошибочно полагал, что вся энергия,
получаемая метеорным телом, тут же переизлучается в
пространство, и пытался, исходя из этого, подсчитать
температуру поверхности метеороида. Заслугой Спарроу
является введение понятия .коэффициента аккомодации
и вывод основной формулы метеорной физики —
формулы потери массы.
Важный вклад в физическую теорию метеоров был
сделан в 1934 г. У. Фишером [316], который получил
соотношение между массой и скоростью метеороида в
любой точке, исходя из того, что потеря массы пропор-
16
ВВЕДЕНИЕ
циональна притоку кинетической энергии от набегающих
молекул; Фишер получил также зависимость скорости
метеора от высоты.
В работах Спарроу и Фишера были заложены основы
современной теории метеорных явлений. Но лишь в
1937 г. И. Хоппе [348] дал строгий вывод» двух основных
дифференциальных уравнений этой теории: уравнения
торможения и уравнения потери массы с их
интегрированием и анализом. Другой вывод этих уравнений
предложил в 1938 г. Ф. Уиппл [488], попытавшийся
теоретически оценить значения коэффициентов сопротивления
и теплопередачи на основе теории столкновения молекул
воздуха и метеороида. В теории Хоппе — Уиппла эти
коэффициенты принимались постоянными.
Теория свечения метеоров была разработана в 1933—
1937 гг. Э. Эпиком. В первой из его работ [421] были
рассмотрены элементарные процессы (атомные
столкновения), приводящие к излучению метеорной «комы», т. е.
облака паров и нагретого воздуха, окружающего метео-
роид. Развитая тогда Эпиком полуэмпирическая теория
неупругих переходов при медленных столкновениях
атомов сыграла в свое время большую роль в метеорной
физике, позволив проследить зависимость светимости
метеора от массы и скорости и обратить задачу, т. е. по
определениям светимости и скорости метеора оценивать
массу тела. Эта теория была значительно
усовершенствована ее автором в 1955 г. [426] *).
В работе 1937 г. [422] Э. Эпик изложил
приближенную теорию нагревания, плавления и испарения
метеороида. Он рассмотрел в этой работе случай, когда
маленькая метеорная частица способна проплавиться целиком,
исследовал вопросы об устойчивости и дроблении
образующихся капель, а также о сдувании расплавленной
пленки с поверхности метеороида. Эпик исследовал
загораживающее действие «комы» из метеорных паров и
отраженных молекул воздуха, уменьшающих воздействие
на тело ударов налетающих молекул, изучил связь
получаемого метеороидом потока энергии с коэффициентом
аккомодации и ряд других вопросов.
*) На русском языке теория Эпика подробно изложена в
обзоре [43]. . -^
§ 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
17
Основываясь на работе Эпика 1933 г. [421], И. Хоппе
ввел в свою теорию третье основное уравнение метеорной
физики — уравнение свечения, придав ему его
современную форму.
Начиная с 1939 г. серия исследований процесса
разогревания метеорного тела до начала интенсивного
испарения, а также процессов загораживания отлетающими
и испаряющимися молекулами, была выполнена Б. Ю.
Левиным [145]. В частности, им была решена задача о
нагревании невращающегося цилиндрического метеороида
с плоской лобовой поверхностью. Лишь в 60-х годах в
работах 3. Цеплехи и В. Падевета [285], В. Н. Лебедин-
ца и Ю. И. Портнягина [139], В. Г. Кручиненко и
А. Н. Шайдо [129] были решены более общие варианты
этой задачи.
Большая серия работ по физической теории метеоров
была выполнена в 1947—1955 гг. астрономами
Гарвардской обсерватории Л. Яккиа, Ф. Уипплом, А. Куком,
Р. Томасом и другими. Подробный обзор этих работ с их
критикой можно найти в монографии Б. Ю. Левина
[147]. Эта монография (точнее, ее первая часть)
содержит систематическое изложение физической теории
метеоров на середину 50-х годов, включая оригинальные
результаты, полученные ее автором, и сравнение теории
с наблюдениями.
Нужно заметить, однако что точных фотографических
наблюдений, годных для сравнения с теорией, было
тогда еще немного. Фотографирование метеоров в СССР,
развертывавшееся в основном в Душанбе под
руководством Л. А. Катасева [92, 93], использовалось главным
образом для определения орбит метеоров, хотя в работах
Н. Н. Сытинской 1935—1939 гг. [218, 219] была развита
методика фотографической фотометрии метеоров и
определения их фотометрических масс. В дальнейшем эти
методы развивал в Душанбе В. И. Иваников. В 50-е годы
фотографирование метеоров для получения их
физических характеристик было организовано в Одессе под
руководством В. П. Цесевича и Е. Н. Крамера и в
Ашхабаде под руководством И. С. Астаповича. Обширный
материал был накоплен к концу 50-х годов на Гарвардской
обсерватории в США под руководством Л. Яккиа и
Ф. Верниани. Систематические фотографические наблю-
18
ВВЕДЕНИЕ
дения метеоров в Чехословакии, сыгравшие такую
важную роль впоследствии для развития теории, были
начаты лишь в 1952 г. под руководством В. Гута и
3. Цеплехи.
В 1958 г. вышла книга Э. Эпика «Физика полета
метеора в атмосфере» [428]. В этой монографии были
подведены итоги исследованиям ее автора в области физики
метеорных явлений за 25 лет. В отличие от монографии
Б. Ю. Левина, книга Э. Эпика уделяет гораздо больше
внимания физическому описанию процессов излучения
метеора и абляции метеороида, зато процессы
нагревания, загораживания отлетающими и испаряющимися
молекулами, торможения и потери массы описаны в ней
гораздо более сжато. Обе монографии довольно удачно
дополняют друг друга.
В 40-е годы, до систематического запуска высотных
ракет, американские астрономы (Л. Яккиа и др.)
использовали физическую теорию и фотографические
наблюдения метеоров для определения параметров верхней
атмосферы [349]. В СССР метеорный метод исследования
атмосферы применялся еще в 30-е годы, но на основе
визуальных наблюдений (И. С. Астапович, А. Б.
Северный и др. [7, 191]), а в 1966 г. итоги применения этого
метода подвел в своей монографии Л. А. Катасев [93].
В конце 40-х годов выяснилось, что массы метеоров,
определяемые на основе уравнения торможения
(динамические массы) в несколько раз меньше, чем массы,
определяемые по фотометрической кривой метеора с
помощью уравнений свечения и потери массы
(фотометрические массы). Именно это обстоятельство заставило
Э. Эпика ввести в 1955 г. гипотезу о «пылевых шариках»,
т. е. приписать части метеорных тел весьма рыхлое
строение и низкую плотность [424]. Такое предположение
не противоречило кометной природе большинства
метеорных тел.
Другой путь к объяснению «парадокса масс» состоял
в учете процесса дробления метеороидов в полете, как
предположили Л. Яккиа в 1955 г. [352] и Б. Ю. Левин
в 1956 г. [147]. В самом деле, если метеороид дробится
на несколько осколков, то по торможению мы
определяем массы крупнейших из них (мелкие тормозятся
сильнее и быстро отстают), тогда как фотометрические массы,
§ 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
19
определяемые по скорости испарения, относятся к телу
в целом или к сумме масс всех осколков, поскольку
каждый из них дает вклад в испарение и свечение метеора.
В 1961 г. Б. Ю. Левин [148] обратил внимание на то,
что различные формы дробления по-разному влияют на
фотометрическую кривую метеора. В дальнейшем этот
вопрос был детально изучен А. Н. Симоненко [194, 465].
Различные механизмы дробления исследовались
Дж> Джонсом и Т. Кайзером [356], Г. Алленом и Б.
Болдуином [256], В. В. Бенюх [33], Е. Н. Крамером и
А. К. Маркиной [120], В. А. Бронштэном [49] и др.
Вопросу о причинах расхождений динамических и
фотометрических масс посвящена обширная литература,
и он продолжает обсуждаться до сих пор [292, 430, 432].
Установление шкалы фотометрических масс требовало
определения зависимости коэффициента светимости т от
скорости. Начиная с Ф. Уиппла [488] большинство
исследователей принимало, что т = тоу. Эта модель,
получившая наименование «модели А», была в 1965 г.
подтверждена Ф. Верниани [479] на основании обработки 413
фотографических наблюдений метеоров. Однако Э. Эпик
еще в 1955 г. пришел к выводу, что зависимость т(у)
имеет более сложный вид с максимумом в области
сравнительно низких скоростей и спаданием в сторону
больших скоростей по закону, близкому *к т со v~{
(«модель В»). Эксперименты с искусственными метеорами
[261] и лабораторные эксперименты с бомбардировкой
метеорных атомов (или небольших твердых частиц)
молекулами воздуха, проведенные в 60-х годах Д. Беккером
и др. [272, 273, 465, 466], а также Ч. Сэведжем и А. Бойт-
ноттом [275—277, 459, 460], подтвердили модель В.
Переход к модели В потребует пересмотра шкалы масс
метеороидов, на необходимость которого неоднократно
указывал начиная с 1963 г. И. Н. Ковшун [103, НО,
111].
В середине 40-х годов начали быстро развиваться
радиолокационные методы наблюдения метеоров, в первую
очередь в СССР (И. С. Астапович, Б. Ю. Левин, П. О. Че-
чик) и в Англии (Дж. Хей, Т. Стюарт, Б. Ловелл,
Дж. Клегг и др.). Это вызвало необходимость развития
физической теории метеорной ионизации, основы которой
были заложены в 1948 г. Н. Херлофсоном [343]. В даль-
20
ВВЕДЕНИЕ
нейшем эта теория была дополнена и усовершенствована
работами Дж. Гринхоу [326], Т. Кайзера и Р. Клосса
1357], Д. Мак-Кинли [393], П. Миллмана [398],
Т.'Кайзера [359], Ю. А. Лощилова [152], Е. И. Фиалко [238,
239], К. В. Костылева [119], Б. Л. Кащеева и В. Н. Ле-
бединца [95], В. С. Тохтасьева [227] и других
исследователей.
Почти все перечисленные выше работы
рассматривали движение сравнительно небольших тел (обычно менее
1 см) на высотах 80—120 км, где еще не формируется
ударная волна и тело движется либо в
свободно-молекулярном режиме обтекания, либо в режиме течения со
скольжением (см. § 6). Анализ движенния крупных тел
в условиях непрерывного потока требовал применения
формул газовой динамики, в частности, теории ударных
волн. В 1931 г. П. Эпштейн [314] в рамках двумерной
задачи рассчитал давление и температуру за фронтом
ударной волны при метеорных скоростях. Спустя 11 лет
Т. Стерне [470] получил решение для трехмерной
задачи, причем было показано, что при скоростях в десятки
километров в секунду ударные волны становятся
настолько сильными, что нужно учитывать диссоциацию
молекул, ионизацию атомов и излучение сжатого газа за
фронтом ударной волны. К сожалению, обе эти работы
прошли незамеченными. Совершенно независимо
газодинамическое представление задачи дал в 1950 г. К. П.
Станюкович [211], который рассмотрел движение метеорои-
да и на верхнем участке пути (где основную роль играют
удары отдельных молекул), и на нижнем (где
формируется сильная ударная волна). В отличие от Т.
Стерне, К. П. Станюкович рассматривает теплообмен ударной
волны с телом, обращает внимание на решающую роль
излучения в переносе тепла, рассчитывает процесс испа
рения и реактивный импульс испаряющихся молекул
Однако он анализировал процесс торможения, считая
массу постоянной, что неправильно, поскольку относи
тельная скорость потери массы почти всегда гораздо
больше относительной потери скорости метеороида.
В 1960 г. К. П. Станюкович [212] дал более
подробный анализ реактивного импульса отлетающих п
испаряющихся молекул и теоретическую формулу для
коэффициента сопротивления. Еще один оригинальный вывод
§ 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
21
реактивного импульса через коэффициенты упругости
столкновений был дан им в книге [25а].
В 1952 г. О. В. Добровольский [77] обратил внимание
на то, что иптенсивность испарения крупных тел при
больших скоростях настолько велика, что
расширяющиеся пары формируют так называемую абляционную
квазицилиндрическую ударную волну, превышающую по
интенсивности собственно баллистическую волну (которая
образуется за счет механических возмущений даже при
отсутствии испарения).
Несмотря па эти попытки применить
газодинамический подход к изучению движения крупных тел,
большинство исследований движения метеоритов в атмосфере
производилось в 1946—1962 гг. на основе классической
физической теории метеоров. Сюда относятся работы
Б. Ю. Левина [146], В. Г. Фесенкова, изучавшего
движение Сихотэ-Алинского метеорита [237], Р. Томаса и
Ф. Уиппла по метеориту Гоба [473], В. А. Бронштэна по
Тунгусскому [38] и Каалиярвскому [39] метеоритам.
Хотя общие уравнения торможения и потери массы
применимы к движению тел любых размеров, входящие в них
коэффициенты сопротивления и теплопередачи не могут
считаться постоянными, а их численные значения, даже
для заданных условий полета и обтекания, не могут быть
определены теоретически в общем виде,
экспериментальные же данные относятся, как правило, к меньшим
скоростям.
Вопросы, связанные с движением крупных
метеоритных тел в атмосфере Земли, были рассмотрены в 1963 г.
В. А. Бронштэном в монографии [41]. Значительное
внимание в этой работе было уделено процессам диссоциации
и ионизации за фронтом ударной волны и связанному
с ними понижению температуры на фронте. Были
рассмотрены три механизма переноса тепла к телу:
конвективный перенос, излучение и электронная
теплопроводность. Однако вклад излучения в случае движения в
плотных слоях атмосферы (когда можно применять
приближение лучистой теплопроводности) был в этой работе
занижен на 1—2 порядка, что было впоследствии
исправлено в американском издании той же книги [278].
Почти одновременно в США появился ряд работ,
посвященных излучению болидов и абляции метеоритов.
22
ВВЕДЕНИЕ
Среди них следует отметить работу Г. Аллена и К. Иоси-
кавы [257], в которой исследовались эффекты
неравновесного излучения газовой шапки перед метеороидом и
его влияния на коэффициент теплопередачи. Теория
свечения применялась к фотометрическим наблюдениям
яркого метеора и была сделана попытка проследить
изменения коэффициента абляции о в полете, а по нему —
соотношение уноса массы плавлением и испарением.
Стремление получить это соотношение теоретически
заставило А. Кука, Л. Яккиа и Р. Мак-Кроски провести
в 1963 г. специальное теоретическое исследование
абляции железных и каменных метеоритов [308, 309].
Выведенный А. Куком критерий способа абляции [308]
требует для его вычисления знания теплофизических свойств
метеороида, его размеров и коэффициента
теплопередачи А.
Ряд интересных исследований движения крупных тел
в атмосфере Земли с газодинамической точки зрения
выполнил в 1963—1964 гг. Г. Олеак [416—418]. В его
работах рассматривались физические условия за фронтом
головной ударной волны с учетом оптических свойств
воздуха, нагретого до температур в десятки тысяч
градусов.
Фотографирование полета метеорита Пршибрам в
1959 г., а затем организация сетей Службы ярких
болидов в Чехословакии и США (позже к ним
присоединились в Европе ФРГ и ГДР, а в Америке Канада, в 1979 г.
начала работать болидпая сеть из 14 станций в СССР),
заставили теоретиков глубже изучить вопрос о
применимости физической теории метеоров к крупным телам.
Важные исследования в этом направлении выполнили
3. Цеплеха и Р. Мак-Кроски [301, 386], пришедшие к
выводу, что физическая теория метеоров применима и к
болидам, но коэффициенты сопротивления, теплопередачи
и абляции у них могут принимать иные значения, чем
в случае обычных метеоров. Поэтому обработка
фотографических наблюдений болидов Прерийной сети (США),
которой руководил Р. Мак-Кроски, производилась на
основе этой теории, со значениями коэффициента
светимости, соответствующими модели А.
В ряде работ Я. Райхля также рассматривалась
проблема движения крупных тел в атмосфере Земли.
§ 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
23
В 1969 г. Я. Райхль ввел понятие о слое взаимодействия,
образующемся перед метеороидом в переходном режиме
от свободно-молекулярного до течения со скольжением
и разрушающемся при сформировании ударной волны
[445]. В этом слое и происходят взаимодействия
испаряющихся метеорных атомов и отраженных молекул с
набегающими молекулами воздуха, развиваются такие
процессы, как возбуждение, ионизация, диффузия.
Хотя спектрографирование метеоров производилось с
конца прошлого века, однако до середины 60-х годов
анализ метеорных спектров сводился в основном к
отождествлению линий и к чисто качественным
сопоставлениям их интенсивности. Лишь в 1964 г. 3. Цеплеха [289]
применил « анализу метеорных спектров метод кривых
роста, в дальнейшем значительно пм
усовершенствованный [297L Исследования 3. Цеплехи [299], Г. Харви
[340], Г. Олеака [418] и других показали, что в
метеорной коме даже ярких болидов термодинамическое
равновесие отсутствует, температуры возбуждения,
определяемые по линиям различных элементов, не равны друг
другу и не равны ионизационной температуре, определяемой
по отношению интенсивиостей линий ион/атом и
формуле Саха.
Количественный анализ метеорных спектров поставил
перед исследователями целый ряд частных, но важных
и интересных вопросов, как например, объяснение
свечения в спектрах быстрых метеоров зеленой запрещенной
о
линии кислорода 5577 А (работы Я. Холлидея [332],
Я. Райхля [443], Д. Голта [322], У. Баггали [264]),
природа аномального усиления линий Н и К иона кальция
в метеорных вспышках (работы Хофмана и Лонгмайра
[346], Я. Райхля [447], В. А. Бронштэна [49]),
объяснение свечения молекулярного иона азота у слабых
метеоров и отсутствия его у ярких [164] и другие.
Проблема абляции метеороидов подверглась за
последние 15 лет некоторому пересмотру. Еще в начале 50-х
годов в работах по физической теории метеоров
гарвардских астрономов (Ф. Уиппл, А. Кук, Р. Томас и др.)
обсуждался вопрос о том, какой из двух конкурирующих
механизмов: испарение или плавление и сдувание
расплавленной пленки преобладает в процессе потери массы
метеороидов. Подобный анализ этого вопроса Б. Ю. Ле-
24
ВВЕДЕНИЕ
виным [147] привел его к выводу о решающей роли
испарения. В 1966 г. в работе В. Н. Лебединца и Ю. И. Порт-
нягина [139] заново были рассмотрены условия полного
расплавления мелких тел и дробления капель, причем
было найдено, что этот процесс существеп для железных
метеороидов. В серии работ В. Г. Кручиненко и
А. Н. Шайдо [129—132] была сделана попытка на основе
решения уравнений теплового баланса и гидродинамики
оплавляющейся поверхности метеороида получить
количественное соотношение* уноса массы за счет испарения
и плавления (коэффициент газификации). Эту попытку
нельзя признать удачной, поскольку температура
испарения задавалась авторами произвольно, тогда как она
должна была быть получена в ходе решения [49].

Ви переглядаєте статтю (реферат): «Исторический обзор исследований по физике метеоров» з дисципліни «Фізика метеоритних явищ»

Заказать диплом курсовую реферат
Реферати та публікації на інші теми: НЕОКЛАСИЧНИЙ ВАРІАНТ КІЛЬКІСНОЇ ТЕОРІЇ ГРОШЕЙ
Чергування голосних і приголосних
Віднесення грошових потоків до інвестиційного проекту
Аудит надзвичайних доходів і витрат
Аудит фіксованого сільськогосподарського податку


Категорія: Фізика метеоритних явищ | Додав: koljan (18.10.2013)
Переглядів: 535 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Онлайн замовлення

Заказать диплом курсовую реферат

Інші проекти




Діяльність здійснюється на основі свідоцтва про держреєстрацію ФОП