ДИПЛОМНІ КУРСОВІ РЕФЕРАТИ


ИЦ OSVITA-PLAZA

Реферати статті публікації

Пошук по сайту

 

Пошук по сайту

Головна » Реферати та статті » Риторика » Теорія і практика мовної комунікації

РЕЧЕВАЯ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ ТРОПОВ
Одна и та же мысль в языке выражается множеством способов (см. выше), из которых может быть выбран наиболее эффективный в конкретной речевой ситуации. Кроме психологического и логического аспектов, понятие эффективности передачи информации имеет и чисто лингвистический аспект. Он связан с выбором стиля и жанра речи и с применением приемов выразительности, усиливающих восприятие текста.
Стилем (лат. stilus — остроконечная палочка для письма, манера письма) называется разновидность языка, закрепленная в данном обществе традицией за одной из наиболее общих сфер социальной жизни и частично отличающаяся от других разновидностей того же языка по всем основным параметрам: лексикой, грамматикой, фонетикой. В современных развитых языках существуют три наиболее крупных стиля: а) нейтральный, б) более "высокий", книжный, в) более "низкий", разговорный (фамильярно-разговорный, разговорно-просторечный).
С коммуникативной точки зрения под стилем понимается общепринятая манера, обычный способ исполнения какого-либо конкретного типа речевых актов: ораторская речь, передовая статья в газете, научная (не узкоспециальная) лекция, судебная речь, бытовой диалог, дружеское письмо и т.д. Стиль в этом смысле характеризуется не только набором (параметрами) языковых средств, но и композицией акта.
С функциональной точки зрения во многих современных литературных языках выделяются обиходно-литературный, газетно-политический, производственно-технический, официально-деловой и научный функциональные стили, но объем каждого из них, соотношение друг с другом, место в стилистической системе в разных языках неодинаковы. Во всех языках центральное положение занимает обиходно-литературный стиль, бытующий в широком повседневном неспециальном общении и в художественной литературе, — "нейтральная" разновидность литературного языка, на фоне которой проявляются особенности других функциональных стилей, отражающие различие типов ситуаций общения. Газетно-политический стиль связан с общественно-политической сферой жизни, официально-деловой — стиль деловых бумаг и специального общения в экономической, юридической, дипломатической сферах, в государственных учреждениях и т.п., научный и производственно-технический стили обслуживают науку и производственно-техническую сферу. Статус языка художественной литературы вызывает споры. Некоторые ученые считают его функциональным стилем, другие видят в нем особое явление, отмечая, что он соотносится со всем национальным языком, включая территориальные и социальные диалекты. Спорным остается вопрос о месте разговорной разновидности в системе функционального стиля литературного языка.
Функциональный стиль — категория, зависящая от исторически изменяющихся социально-культурных условий использования языка, порожденная сложностью и многообразием общественно-речевой практики людей. Системы функциональных стилей различны в различных языках и в разные эпохи существования одного языка. Так, социально значимыми у многих народов являются сферы устной народной словесности, культа, что вызывает к жизни соответствующие функциональные разновидности языка. В определенные периоды, особенно предшествующие формированию наций и литературных языков, определенные сферы общения могут обслуживаться чужими языками, например такую функцию может выполнять латинский язык.
Функциональный стиль реализуется в устной и письменной формах и имеет особенности в лексике, фразеологии, словообразовании, морфологии, синтаксисе, фонетике, в использовании эмоционально-оценочных и экспрессивно-образных способов выражения, в наличии своей системы клишированных средств.
Каждый речевой отрезок (как устный, так и письменный) выдержан в определенном стиле. Целесообразно выбирать стиль так, чтобы он соответствовал речевой обстановке. Нельзя возвышенным стилем говорить в среде уголовников точно так же, как нельзя на жаргоне говорить во время проповеди и т.д. Совершенно очевидно, что сам выбор функционального стиля соответствует целевой установке. Так же выбирается жанр. Например, если вы пишете деловое письмо, то не следует представлять его в форме диалога.
Выразительность речи прежде всего связана с коммуникативной функцией понимания. Определенным способом организованная повторяемость может улучшить понимание, но не в случаях, когда повторяется мысль (т.е. план содержания), — это приводит к десемантизации (см. выше), а когда редуплицируется форма (т.е. план выражения): аллитерация, а также параллелизм, анафора, эпифора.
Аллитерация (ср.-век. лат. alliteratio, лат. ad — к, при и litera — буква) — повторение согласных звуков, преимущественно в начале слов, как орнаментальный прием выделения и скрепления важнейших слои (Пора, перо покоя просит... — А.С. Пушкин).
Поэтический текст, как правило, есть знак душевного состояния автора, в котором он находится во время создания этого текста. Некоторые звуки, безусловно, передают определенные душевные состояния, например такие, как [ш] или [с], [n] (см. выше о звуковом символизме):
"And the silken, sad, uncertain rustling of each purple curtain, thrilled me — filled me with fantastic terrors never felt before... " (E.А. Рое).
В переводе на русский язык М.А. Зенкевич сохраняет аллитерацию как прием: Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах полонил, наполнил звуком ужаса меня всего.
Все приемы выразительности делятся на тропы и фигуры. Тропы — это приемы выразительности, которые реализуются на уровне слова или словосочетания. Фигуры — это приемы выразительности, которые реализуются в тексте, равном предложению или большем, чем предложение.
Тропы, как правило, связаны с переосмыслением. В языкознании представлено понимание тропа и как стереотипного употребления слова или высказывания в переносном значении (метонимия, метафора). Это неудачное определение, так как переносного значения, вообще говоря, не существует. Под переносным значением понимается обычно типовое значение другого языкового знака. Каждый знак имеет несколько толкований: первое, второе... и т.д. Некоторые толкования являются очень распространенными, тогда они называются главными, а некоторые могут встречаться только в одном связанном словосочетании (но, тем не менее, они представлены в языке). Когда слово попадает в контекст, оно реализует только одно из своих значений. Часто оказывается, что знак в качестве одного из неглавных своих значений имеет такое, которое для другого знака является главным.
Может быть поставлен интересный компьютерный эксперимент. В вычислительную машину вводится толковый словарь с набором пронумерованных значений каждой лексической единицы, а затем происходит автоматическое перераспределение внутри словаря, и заглавием словарной статьи становится значение в его словесной формулировке, а содержанием словарной статьи — все лексемы, включавшие в исходном словаре это значение (неважно, под каким номером). Таким способом можно проверить реальный уровень лексической синонимии конкретного языка. Для того чтобы осуществить эту работу, надо обладать довольно большим массивом словарных статей, введенных в компьютер. Для этого нужно формализовать наиболее полный толковый словарь (формализация необходима, поскольку любой словарь такого типа есть результат индивидуального словесного миропонимания его составителя).
Итак, в естественном языке разные знаки в наборе своих значений могут иметь пересечения с другими знаками. На этом принципе и построена метафора. Например, слово шляпа может быть в обычной разговорной речи применимо для обозначения человека-растяпы — так называемая "стертая" метафора. То же слово можно использовать по общеязыковой семантической модели и в значении " человек в шляпе". К этим тропам примыкают случаи контрастного преобразования семантики, в том числе клишированного (напр.: Спиноза! — об авторе совсем неглубокой мысли), т.е. ирония, а также различные фигуры количества — гипербола и литота (ср.: Сто раз тебе говорил! и рукой подать! — Ему два годика и не без колебаний). С понятием тропа связаны перифраз и эпитет, часто, но необязательно обладающие тропеическим значением, а также сравнение. Как вид метонимии рассматривается синекдоха. Кроме того, к тропам относятся олицетворение, аллегория и оксюморон.
В изощренных средневековых описаниях тропы и фигуры составляли номенклатуру из 200 и более единиц. Многие из этих терминов; использует и современная филология, стремясь преодолеть противоречия в классификации тропов и выявить систему в отношениях между ними и между тропами и фигурами. Трудности на этом пути связаны с исключительным многообразием взаимодействия тропов и фигур в текстах. Установление их системы предполагает учет формальных и семантических сходств и различий, например, между метафорой-сравнением яблок румяные кулаки (Э.Г. Багрицкий) и ее возможными трансформациями: яблоки, как румяные кулаки (сравнение), румяные кулаки (в значении яблоки — обычная метафора), яблоки, [эти] румяные кулаки (метафорическая перифраза) и т.д. В художественных текстах, особенно в прозе XX в., распространено явление так называемой "обратимости тропов", при котором один и тот же объект получает различные тропеические обозначения. Например, глаза персонажа, похожие на картечь, далее предстают уже как картечины глаз и глаза-картечины, а ледяшки глаз — как синие ледяшки.
С помощью тропов достигается эстетический эффект выразительности прежде всего в художественной, ораторской и публицистической речи (но также и в бытовой, и в научной, и в рекламе и т.п.). Однако приемы выразительности изучались в основном применительно к художественному тексту, поэтому с чисто риторической (коммуникативной) точки зрения, тропы и фигуры мало изучены.
Изобилует тропами фольклор, они широко представлены как в лирической и эпической народной поэзии, так и в пословицах и поговорках — вообще в различных формах иносказания, типичного и для фразеологии нормативного языка; ср., например, что посеешь, то и пожнешь, нашла коса на камень, скатертью дорога — и считать ворон, руки чешутся, камень преткновения и т.п. На тропах построены также многие афоризмы и так называемые крылатые слова.
Сам по себе художественный эффект определяется общеэстетическими факторами образной мотивированности и функционально-стилистической оправданности отдельных элементов в структуре целого произведения, смыслом и глубиной изображения. Изобилие или отсутствие тропов в некотором тексте еще не свидетельствует о его художественности. Но, представляя собой языковую форму выражения, тропы всегда связаны с содержанием, формируют и воплощают его.
Поэтому проблема тропов требует не только системного, но и исторического подхода. В разные эпохи, в разных жанрах и даже в отдельных частях текста отношение художника к тропам как фактам поэтического языка различно. Усилия исследователей направлены на изучение эволюции тропов в связи с развитием художественной речи в целом, так как очевидно, что по предпочтению, оказываемому тем или иным художником некоторым из тропов, по частотности тропов в отдельных текстах, по полному или частичному отказу от тропов и т.д. можно выявить типологические различия мировоззренческого характера.
Структурная поэтика стремится описать любые контекстуальные преобразования слова (или словосочетания) в его звучании, значении и синтаксической позиции. Единообразное описание функций тропов и фигур позволяет перейти от эмпирического этапа в их исследовании к построению современной теории этих способов художественного мышления. Семиотический подход к искусству (см. выше), ценный единым охватом различных его видов, приводит нередко к стихийному расширению значений у ряда и без того нестрогих определений тропов, например, к переносу понятий метафора и метонимия в область кино. Тем самым "теория тропов и фигур" в ее филологическом аспекте приобретает существенную роль для всего искусствознания.
В процессе коммуникации удачное применение приема выразительности повышает планку восприятия текста. Неудачное же применение такого приема, наоборот, опускает ее. Текст с неудачным применением приемов выразительности определяет говорящего как человека неумного, а это самый тяжелый побочный результат в речи.
Интересно, что читая произведения молодых писателей, как правило стилистически несовершенные, можно сделать заключение об уровне ума автора: одни — не понимая, что они не умеют пользоваться приемами выразительности, перенасыщают, тем не менее, ими текст, и читать его становится невозможно; другие понимают, что им не справиться с мастерским применением тропов и фигур, и делают текст нейтральным с этой точки зрения, используя так называемый "телеграфный стиль". Это тоже не всегда уместно, но воспринимается лучше, чем нагромождение приемов выразительности, неумело использованных. Нейтральный, почти лишенный приемов выразительности текст выглядит как скудный, что совершенно очевидно, но он, по крайней мере, не характеризует автора как глупца.
Что такое удачное применение приема выразительности?
Попробуем показать это на примере одного из самых распространенных тропов — эпитета. Эпитет (от греч. epítheton, букв. — приложенное) — образное определение предмета (явления, действия), характерный его признак. В отличие от обычного логического определения, которое выделяет данный предмет из многих (тихий звон), эпитет либо выделяет в предмете одно из его свойств (гордый конь), либо — как метафорический эпитет — переносит на него свойства другого предмета (живой след). В народно-поэтическом творчестве используется обычно постоянный эпитет, отличающийся простотой и неизменностью (добрый молодец, чистое поле, красна девица). Профессиональная литература приходит к индивидуализированным, уникальным эпитетам. В системе эпитетов отражается стиль писателя, эпохи, данного литературного направления (например, сладкогласный певец, хладный прах характерны для сентиментализма; желтая заря, снежное вино принадлежат поэтической системе А.А. Блока и т.д.).
Эпитеты можно разделить на те, которые задают характеристику действия, и те, которые задают характеристику предмета. Логическим и смысловым центром предложения обычно является сказуемое (см. об актуальном членении предложения выше). Поэтому для того, чтобы лучше передать мысль, усилить надо группу сказуемого (а не подлежащего — как принято думать). Сказуемое, как правило, выражается глаголом, а глагол определяется наречием. Поэтому лучшими эпитетами являются наречия, а не прилагательные и причастия.
По определению, эпитет задает характерный признак предмета (явления и т.д.). Но ведь каждый предмет обладает большим количеством характерных для него признаков. Какой же следует выбирать? Рассмотрим пример подбора эпитетов к слову глаза (имеются в виду человеческие глаза).

Ви переглядаєте статтю (реферат): «РЕЧЕВАЯ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ ТРОПОВ» з дисципліни «Теорія і практика мовної комунікації»

Заказать диплом курсовую реферат
Реферати та публікації на інші теми: Неоінституційна теорія фінансування
Перевірка постановки обліку капітальних інвестицій на підприємств...
МЕТОДИ АУДИТОРСЬКОЇ ПЕРЕВІРКИ, ОЗНАКИ ТА КРИТЕРІЇ ОЦІНКИ ФІНАНСО...
СУТНІСТЬ, ПРИЗНАЧЕННЯ ТА СТРУКТУРА ГРОШОВОЇ СИСТЕМИ
Послуги, що можуть забезпечуватися системою електронної пошти


Категорія: Теорія і практика мовної комунікації | Додав: koljan (26.01.2014)
Переглядів: 1533 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Онлайн замовлення

Заказать диплом курсовую реферат

Інші проекти




Діяльність здійснюється на основі свідоцтва про держреєстрацію ФОП