ДИПЛОМНІ КУРСОВІ РЕФЕРАТИ


ИЦ OSVITA-PLAZA

Реферати статті публікації

Пошук по сайту

 

Пошук по сайту

Головна » Реферати та статті » Аудит » Соціальний аудит

Значение и особенности российской модели социального аудита
В российской модели СА так же, как и в ее зарубежных аналогах следует различать универсальные черты и национальные особенности. Причем в каждой модели международные и социальные аспекты теснейшим образом переплетаются между собой.
Российский СА также формируется под воздействием объективных явлений, характерных для мировой социоэкономики: возрастание роли социального фактора вообще и человеческого капитала в частности, все большей взаимообусловленности экономической и социальной функции предпринимательства, возможность достижения социального консенсуса и т.п. В концептуальном обосновании СА используются теории социальной ответственности, партнерства, корпоративной этики, международного менеджмента и другие теории, ставшие общепризнанными мировым сообществом. Во многих странах сегодня формируется правовая и этическая основа СА и его организационная структура. Уже сейчас, на стадии формирования СА в России используется международная практика проведения рейтингов социальной отчетности и сертификации. Десятки крупных российских корпораций в своей системе управления используют международные социальные стандарты. Многие технологии и методики СА также носят универсальный характер, т.е. широко используются в аудиторском обследовании разных стран.
Иными словами, можно утверждать, что и в российском СА находят свое отражение общемировые тенденции эволюции социоэкономики, свидетельствующие о том, что и Россия интегрируется в процесс глобализации социоэкономических отношений, в котором СА является одним из важнейших компонентов.
Значение отечественного СА не ограничивается только подключением нашей страны к глобализации социоэкономических отношений. Научная актуальность и практическая злободневность СА в России обусловлены в то же время ее цивилизационными, историческими особенностями, национальным менталитетом.
В историческом контексте надо учитывать роль глубоких социальных потрясений, которые пережили россияне. Только в прошлом, XX веке, социальные революции и перевороты не единожды ставили вопрос о существовании России как государства. Пожалуй, таких социальных потрясений в последние столетия не довелось пережить ни одному народу мира. Вот почему социоэкономические отношения и методы их регулирования занимают особое место в российском обществе и должны сыграть определяющую роль в социоэкономи- ческом развитии страны.
Несмотря на неоспоримую важность исторической эволюции социальных отношений, наибольшая актуальность российского СА продиктована все-таки качественно новым этапом социально- экономического развития, который характерен для современной России:
Определенные положительные сдвиги, произошедшие в последние годы в социальной сфере, не снимают с повестки дня главную стратегическую задачу: борьбу с бедностью, т.к. и сегодня значительная часть населения все еще остается за чертой бедности, что явно противоречит конституционному положению России как "социального государства".
Исторические и социокультурные традиции до сих пор оказывают существенное влияние на отношение российских граждан ко многим аспектам сегодняшней социальной ситуации в стране. По опросам авторитетных иностранных и отечественных социологических агентств большинство россиян весьма настороженно относятся к деятельности крупного бизнеса и считают (85%), что крупные производства должны контролироваться правительством. Большинство населения России привыкло, что крупные сектора экономики должны принадлежать государству или контролироваться им. Негативное отношение россиян к влиянию бизнеса на власть сформировалось еще в 1990-е годы, когда произошло сращивание бизнеса и государства. Но и сейчас 75% россиян считают, что крупный бизнес слишком сильно влияет на решения правительства.
И в наши дни сохраняется потенциальная угроза массового возмущения россиян, приверженных принципу социальной справедливости, когда увеличивается социальная дифференциация в обществе. По данным Росстата, на долю 10% самых богатых приходится более 30% денежных доходов населения, а доля доходов 10% беднейших - менее 2%.
СА необходим и в реализации приоритетных национальных проектов, которые имеют четко выраженную социальную направленность.
СА в России приобретает особое значение, так как он может стать современным инструментом социального партнерства, которое в нашей стране превращается из механизма разрешения конфликтных ситуаций в систему выработки совместных решений в сфере социальных отношений и стратегии социально-экономического развития страны.
В такой многонациональной и многоконфессиональной стране как Россия невозможно создать эффективную систему управления социальными отношениями без учета локального или регионального менталитета. СА является инструментом, который позволяет минимизировать социальные риски, связанные с социокультурными особенностями российских регионов.
Необходимость СА во многом продиктована и процессами глобализации социально-экономических отношений. Внедрение СА в российскую систему социальных отношений позволит значительно приблизить ее к международному законодательству и международной деловой этике.
Глобализация социоэкономических отношений побуждает российские крупные корпорации прибегать к социальной стандартизации, чтобы проникнуть на мировой рынок. В то же время СА позволит более объективно рассматривать деятельность филиалов и дочерних фирм зарубежных ТНК на российской территории.
За весь постсоветский период впервые достаточно четко были определены основные стратегические цели социально-экономического развития России до 2020 года. В центре этой стратегии находится человек и вокруг него должна формироваться "современная социальная среда, которая работает на улучшение его здоровья, образования, условий труда, повышения его доходов и личной конкурентоспособности". (В .В.Путин)
Стратегия инновационного развития, выдвинутая В.В.Путиным, опирается на одно из наших главных преимуществ - на реализацию человеческого потенциала. Действительно, в конечном итоге конкурентное преимущество достигается на основе эффективного применения знаний, технологий, постоянного их улучшения и совершенствования. Но добиться этого возможно только при условии решающей роли человека в этом процессе. "Переход на инновационный путь развития, - подчеркивает В.В.Путин, - связан прежде всего с масштабными инвестициями в человеческий капитал. Развитие человеческого капитала - это основная цель и необходимое условие прогресса современного общества. Это и сегодня, и в долгосрочной перспективе наш абсолютный приоритет".
В "плане" В.В.Путина четко сформулированы основные стратегические задачи:
достижение как минимум четырехкратного роста производительности труда за 12 лет;
сокращение дифференциации доходов между наиболее и наименее обеспеченными слоями населения;
повышение удельного веса средних слоев в социальной структуре российского общества;
значительное улучшение демографической ситуации в стране и достижение средней продолжительности жизни к 2020 году до 75 лет.
Таким образом, разработана долгосрочная программа развития России до 2020 года с четко определенными социальными ориентирами. Однако необходимо иметь и эффективный механизм реализации этой программы. Актуальность социального аудита как раз и состоит в том, что он может стать одним из важнейших инструментов механизма осуществления долгосрочного и устойчивого развития.
Одной из стратегических задач социально-экономического развития России является ее выход в первую пятерку лидирующих стран мира. Но эту задачу можно решить только на основе самой современной инновационной технологии. СА в этом контексте может быть использован в качестве эффективного инструмента, позволяющего найти пути воспроизводства таких трудовых ресурсов, которые были бы способны создать и освоить инновационные технологии.
Под инновационными технологиями следует понимать не только техническое перевооружение российской экономики, но и новые способы и методы проведения социальной политики. Одним из таких новых методов может стать социальный аудит и в частности кадровый аудит, направленный на формирование команды высококвалифицированных менеджеров, способных решать сложные задачи.
Актуальность СА для России признана и на самом высоком уровне исполнительной власти страны. Выступая на заседании совета по реализации национальных проектов при Президенте РФ (28.02.08), В.В. Путин подчеркнул роль общественного аудита как одного из ключевых аспектов социальной политики. "...Нужны новые механизмы включенности институтов гражданского общества, экспертов, профессиональных сообществ в процесс формирования социальных программ, а также процедуру оценки их эффективности", - сказал он, отметив, что надо "вплотную подойти к общественному аудиту всех решений и действий власти в области социальной политики".
Концепция российской модели СА, разработанная в АТиСО, как раз и рассматривает его в качестве инструмента, позволяющего привлечь к регулированию социоэкономических отношений институты гражданского общества, экспертов, профессиональные сообщества.
Принципиально важной особенностью российской модели является то, что социальный аудит рассматривается как инструмент системы социального партнерства. Можно также утверждать, что если концептуальной основой социального аудита за рубежом является социальная ответственность бизнеса, то российская модель социального аудита опирается на теорию социоэкономики и концепцию социального партнерства в условиях социального государства.
Интегрированность СА в систему социального партнерства не лишает права любого хозяйствующего субъекта либо института гражданского общества по своей инициативе и самостоятельно проводить СА.
Включенность российского социального аудита в систему социального партнерства значительно расширяет круг заказчиков обследования социоэкономических отношений. Если в зарубежном социальном аудите заказчиками в основном являются собственники и руководители предприятий или организаций, то в контексте системы социального партнерства заказчиками социального аудита в России кроме работодателей могут выступать также профсоюзы, властные структуры, неправительственные организации, то есть весьма широкий круг представителей институтов гражданского общества.
Участие не одного, а многих заказчиков аудиторского обследования в значительной мере позволяет придать аудиторским формам более независимый характер их деятельности. Этой же черте СА должны содействовать строгие правовые нормы, а также недопущение того, чтобы какая-либо аудиторская форма получила возможность играть роль монополиста на рынке социального аудита.
Если за рубежом социальный аудит преимущественно проводится на микроэкономическом уровне - в рамках отдельного хозяйствующего субъекта, то в России социальный аудит должен носить многоуровневый характер, то есть иметь объектом обследования социоэкономические отношения на корпоративном, местном, отраслевом, региональном, федеральном уровнях.
Технология социального аудита не может обойтись без социальных стандартов, которые могут быть международными, национальными, государственными, отраслевыми, территориальными, корпоративными и другими. Однако любая модель социального аудита в силу особенностей социоэкономических отношений и социально-культурных факторов опирается, прежде всего, на отечественную систему социальных стандартов.
При разработке отечественных социальных стандартов необходимо также учитывать особенности российской системы социальных отношений. Известно, что оплата труда на российских предприятиях неоправданно низкая в сравнении с другими промышлекно-развиты- ми странами. Однако вряд ли следует брать за эталон зарубежные стандарты, так как надо учитывать с одной стороны разницу в производительности труда, а с другой - покупательские способности.
Российские стандарты по охране труда также должны быть более жесткими и отражать отечественную специфику: пренебрежительное отношение к своему здоровью и технике безопасности, надежда на традиционное "авось пронесет".
Нельзя отрицать, что в России нет тендерной проблемы: уровень оплаты труда женщин как правило ниже, чем у мужчин да и их продвижение по профессиональной лестнице чаще всего встречает больше трудностей чем у представителей "сильного пола". И тем не менее решение этой проблемы еще не стоит в России так остро как во многих странах Запада.
Российская модель социального аудита нуждается в разработке своей комплексной системы социальных стандартов, которая не противоречила бы международным нормам и в то же время отражала бы специфику отечественных социоэкономических отношений. Академия труда и социальных отношений уже приступила к разработке подобной системы социальных стандартов под условным названием "АТ-2007".
Одной из важных особенностей российской модели социального аудита следует считать её строго добровольный характер. Если за рубежом социальная отчетность носит обязательный, а социальная сертификация рекомендательный характер, то в контексте социального партнерства в России каждая из заинтересованных сторон сама, по своему усмотрению решает, быть ей заказчиком или не быть. Безусловно, эта важная особенность российского социального аудита существенно отличает его от зарубежных аналогов.
Добровольный характер СА не должен отрицать возможности государственного контроля при определенных обстоятельствах. Обязательный государственный аудит должен быть предусмотрен, например, в случае явного нарушения минимальных социальных государственных стандартов со стороны какого-либо хозяйствующего субъекта или региона. Государственный социальный аудит, вероятно, целесообразен и в случае стихийных природных бедствий или экологических катастроф.
Предлагаемая российская модель социального аудита имеет и свои особенности оплаты аудиторских услуг. В соответствии с логикой того, что в системе социального партнерства заказчиками социального аудита могут выступать заинтересованные стороны, они же должны и финансировать проведение аудиторского обследования.
В зарубежной модели социального аудита результаты аудиторского обследования по праву являются достоянием того, кто его заказывает и оплачивает, то есть хозяина и руководителя предприятия, организации. Это позволяет руководителям предприятия не только закрывать информацию о социальном климате от наемных работников и их организаций, но подчас использовать её как инструмент манипуляции социальными отношениями. Российский социальный аудит предполагает полную открытость результатов аудиторского обследования, что, безусловно, придаёт предлагаемой модели большую эффективность. Тем самым профсоюзы и общественность получают возможность иметь объективное представление о реальном положении в сфере социоэкономических отношений.
Организационная структура социального аудита также обусловлена системой социального партнерства, прежде всего её принципом трехстороннего представительства, и может выглядеть следующим образом. На федеральном уровне систему социального аудита возглавляет Национальный комитет по социальному аудиту как коллегиальный орган основных социальных партнеров, которому приданы функции государственного уполномоченного органа, ответственного за утверждение государственных минимальных стандартов и проведение лицензирования аудиторской деятельности.
Для российской модели социального аудита характерна также её стратегическая направленность. За рубежом социальный аудит преимущественно используется в оперативном и тактическом социальном менеджменте. В России же стратегический характер социального аудита во многом определяется возможностью его использования на более высоких уровнях (федеральном, региональном, отраслевом и др.), а также относительно более длительным периодом формирования нравственных норм и деловой этики, правил взаимоотношения между бизнесом и обществом.
Хотелось бы надеяться, что СА в России будет не пассивным фиксатором состояния социального климата, а действенным инструментом совершенствования социально-трудовых отношений. В практическом плане это означает, что СА не должен ограничиваться диагнозом выполнения или невыполнения условий коллективных договоров и соглашений. Скорее он должен быть той базой, которая и позволяет придти к этим соглашениям. СА не должен сводиться только к констатации собственных правовых норм. Предметом его обследования должны быть и этические нормы корпоративных кодексов, в разработке которых должны принимать непосредственное участие и наемные работники.
Исходя из характерных черт и особенностей СА в России, ему можно дать следующее определение: социальный аудит - это эффективный инструмент социального партнерства, позволяющий осуществить диалог между заинтересованными сторонами и достигнуть консенсуса на основе достоверных результатов добровольного, независимого и прозрачного аудиторского обследования, имеющего целью регулирование процесса воспроизводства и развития человеческих ресурсов.
Особенности российской модели СА в сравнении с его зарубежными аналогами можно видеть в таблице 2.
Таблица2
Западная и российская модели социального аудита (сравнительный анализ)
Характерные черты Западная модель Российская модель
Цивилизационные основы Протестантская этика Православная культура
Цель СА Минимизация социальных рисков Развитие человеческих ресурсов
Основные заказчики СА Работодатели Работодатели, профсоюзы, органы власти
Уровни аудиторского обследования Микро(хозяйст- вующие субъекты) Макро и микро федеральный, межрегиональный, региональный, отраслевой, локальный уровни
Объекты обследования Условия труда, отношения с деловыми партнерами, экология, отношения с властью Система социальных отношений в ее широком значении
Роль органов власти Ограничены рамками законотворчества Властные органы - социальные партнеры
Участие профсоюзов Практически отстранены Профсоюзы - социальные партнеры
Этическая основа СА Социальная ответственность бизнеса | Социальная ответственность бизнеса, власти, профсоюзов
Соотношение правовой и этической основы Доминирование правовых норм Важная роль этических норм и традиций
Степень открытости результатов СА Значительная часть результатов СА носит конфиденциальный характер Организационная структура СА обуславливает его "прозрачность"
Организационная структура СА Отсутствие координирующего центра Организационная вертикаль в рамках системы социального партнерства

Следует различать концептуальную основу СА и претворение этой теоретико-методологической модели в жизнь.
СА как и все новое в системе регулирования социоэкономических отношений обычно встречает на своем пути чье-то недопонимание, а то и просто сопротивление.
Уже начало дискуссии по российской модели социального аудита в рамках рабочей группы Российской трехсторонней Комиссии при Правительстве РФ, обсуждение проекта Закона "О социальном аудите в России" в Комитете по труду и социальным отношениям Государственной думы РФ, беседы в ФНПР и РСПП показали несовпадение взглядов социальных партнеров на некоторые аспекты СА.
Основные опасения по поводу СА предпринимателей частного бизнеса сводятся к нескольким проблемам. Во-первых, они опасаются, что СА в руках власти может стать еще одним инструментом жесткого государственного контроля предпринимательства. Во-вторых, что расходы, связанные с проведением СА, лягут на их плечи. В-третьих, что не в их интересах раскрывать все результаты аудиторского обследования.
Недоверие некоторых представителей частного бизнеса к СА может быть снято одним доводом: важнейшим принципом СА является его добровольный характер. Ведь одна из особенностей российского СА - это его интегрированность в систему социального партнерства, которое, как известно, предусматривает достижение консенсуса между социальными партнерами, т.е. носит строго добровольный характер.
Что касается расходов на проведение аудиторского обследования, то их должны нести все заказчики СА, т.е. все социальные партнеры. Конечно, размеры и формы участия в компенсации расходов на аудиторское обследование должны быть предметом обсуждения партнеров, а договоренность - на добровольной основе. В системе социального партнерства как-то нелогично настаивать на сокрытии результатов совместного обследования от своих партнеров. Более того, открытие результатов СА позволяет оградить бизнес от неоправданных требований радикально настроенных популистов: в интересах предпринимателей сделать транспарентными данные о деловом обороте, прибыли, производительности труда и связать их с принципами справедливого повышения заработной платы и других социальных расходов.
В более широком плане преувеличенная боязнь СА со стороны некоторых представителей бизнес-структур выглядит нелогично: ведь сам РСПП в последние годы активно выступает за социальную (нефинансовую) сертификацию, которая в конечном счете является одним из элементов СА.
Российские профсоюзы в основном весьма активно и положительно восприняли идеи СА. Однако и здесь в среде некоторых профсоюзных руководителей проявляется опасная тенденция использовать СА как дополнительное орудие силового давления на работодателей. Подобная интерпритация СА явно противоречит духу и содержанию социального партнерства, которое отвергает силовые методы в регулировании социальных отношений.
Довольно распространенным явлением среда профсоюзных представителей является то, что ограниченные финансовые средства профсоюзов не позволяют им на равной основе участвовать в финансировании СА. Для подобного мнения есть определенные основания, но существует реальная возможность решить эту проблему. Во-первых, можно договориться о формах участия и принять во внимание неодинаковые финансовые возможности различных партнеров. Во-вторых, свое участие в затратах на СА профсоюзы могут частично возместить имеющимися у них аналитическими материалами по социальным проблемам, а также привлечением к техническим аспектам аудиторского обследования профсоюзных специалистов по вопросам заработной платы, охраны труда, трудовому законодательству и т.п.
Во властных структурах, на различных уровнях (федеральном, региональном, муниципальном) можно также встретиться с неадекватным пониманием некоторых аспектов СА.
Иные представители властных органов задают казалось бы простой вопрос: для чего создавать новую систему обследования социальных отношений, когда уже давно существует развитая система государственной статистики, дающая полную картину о социальной ситуации в стране? Подобная постановка вопроса свидетельствует о недопонимании серьезности СА. Ведь СА не ограничивается только обследованием, т.е. констатацией того, что есть, но в рамках социального партнерства он служит базой для принятия партнерами согласованных действий по регулированию социальных отношений.
Некоторые представители власти, особенно на региональном и муниципальном уровнях посредством СА пытаются усилить свою функцию контроля над обществом, что, несомненно, чревато угрозой расширения рэкета властей в их отношениях с частным бизнесом и здесь можно констатировать неверную трактовку основных принципов СА; государство в системе социального партнерства выступает не в роли всесильного контроля, а в качестве координатора согласованных действий социальных партнеров.
Во властных структурах можно также встретить настороженную реакцию на идею привлечения неправительственных организаций к СА. Действительно, довольно сомнительные источники финансирования некоторых неправительственных организаций ставят под сомнение объективный характер их заключений по правам человека, экологическим и другим проблемам. Но именно социальный аудит, участниками которого являются самые различные заинтересованные стороны, позволяет создать оптимальную возможность для объективной картины обследуемых социоэкономических отношений.
Претворение в жизнь СА во мношм зависит от взаимного доверия между социальными партнерами. Но, к сожалению, приходится признать, что в отношениях, например, между бизнес-структурами, государством и обществом сложились негативные стереотипные представления друг о друге.
Специфика формирования первой волны частного бизнеса в постсоветской России дала некоторые основания для формирования негативного образа "нового русского", а несколько позже "олигарха", сколотившего свое огромное состояние в результате теневого сговора с коррумпированной верхушкой государственной власти и связей с криминальными группами.
В свою очередь, бизнес склонен рассматривать государственное чиновничество как сообщество ненасытных взяточников и непрофессиональных бюрократов.
Эти негативные стереотипы широко используются партиями во время предвыборной компании, но вряд ли идеализированная абсолютизация слабых сторон отечественного бизнеса и чиновничества будет способствовать формированию нормальной системы социоэкономических отношений. Тем более, что надо учитывать важные сдвиги, происходящие в российском обществе, и видеть основные направления его развития. "Новые русские" практически стали одним из печальных воспоминаний 90-х годов, наиболее одиозная часть олигархов политически нейтрализована, государство усиливает борьбу с коррупцией, развитие здоровой конкуренции вытесняет из бизнеса неэффективных собственников и топ-менеджеров, государственная политика становится все более социально ориентированной.
Еще несколько лет назад в России мало кто слышал о СА. Сегодня уже существует концепция российской модели СА, которая была в принципе одобрена Российской Трехсторонней Комиссией при Правительстве РФ. В Государственной думе РФ началось обсуждение проектов федеральных законов "О социальном аудите в России" и "Государственных социальных стандартах". Начал свою деятельность Национальный институт социального аудита, который представляет собой гильдию профессионалов социальных аудиторов. Во многих высших учебных заведениях России приступили к обучению социальному аудиту на уровне магистратуры.

Ви переглядаєте статтю (реферат): «Значение и особенности российской модели социального аудита» з дисципліни «Соціальний аудит»

Заказать диплом курсовую реферат
Реферати та публікації на інші теми: СВІТОВИЙ БАНК
Модемні протоколи
КАПІТАЛ ПІДПРИЄМСТВА ТА ЙОГО ЕКОНОМІЧНА СУТНІСТЬ
Дохідність залученого капіталу
СУТНІСТЬ, ВИДИ ТА ЗАКОНОМІРНОСТІ РОЗВИТКУ ІНФЛЯЦІЇ


Категорія: Соціальний аудит | Додав: koljan (05.03.2012)
Переглядів: 2624 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Онлайн замовлення

Заказать диплом курсовую реферат

Інші проекти




Діяльність здійснюється на основі свідоцтва про держреєстрацію ФОП